суббота, 25 февраля 2012 г.

Конвейер НКВД Из хроники большого террора на томской земле 1936-1937 гг 8/10


№211

ХАРАКТЕРИСТИКА мастера закройного цеха Томской швейной фабрики № 5 Н. Т. Степанова4
9 декабря 1937 г.
Степанов Никита Тихонович5.
Происходит из крестьян. На фабрике работает с 1936 г. в качестве мастера закройного цеха. Обманным путем пробрался в партию ВКП(б), где состоял с 1931 по 1935 г. и как кулак-лишенец, унтер
офицер старой армии и судимый за нарушение кредитной реформы, из партии изгнан. К работе относится плохо, за что был снят с должности нач. закройного цеха в 1937 г. Брат первой жены уехал за границу в 1928 г., отец второй жены арестован органами НКВД в 1937 г. Общественным трудом не занимается.
Со стороны обллегпрома предложено немедленно уволить.

Директор (Кряжев)
Нач. спецчасти (Нижевич)

ГАТО. Ф. Р-871. Оп.1. Д.2а. Л.82. Отпуск. Машинопись.


№212

ХАРАКТЕРИСТИКА начальника цеха Томской швейной фабрики № 5 Н. Г. Платова1
9 декабря 1937 г.
Платов работает на фабрике с 1934 г. В настоящее время является нач. индивидуального] цеха, по происхождению - из крестьян. Состоял в партии ВКП(б) с 1929 по 1934 г., исключен за искривление линии партии. Зять его в 1936 г. арестован, сам же [он] судился по ст. 109 УК [РСФСР] к одному году ИТР за нарушение кредитной реформы и за разбазаривание средств от имущества по ликвидам. Работу цеха развалил, засорил аппарат мастеров бывш[ими] кулаками, растратчиками и др. антисоветскими элементами. Имеет 2 выговора: первый - за самовольное разрешение сверхурочных работ, второй -за оформление денежных документов и сдачу их в небрежном виде по индивидуальному цеху. Со стороны обллегпрома имеем предложение такового заменить.

Директор (Кряжев)
Нач. спецчасти (Нижевич)

ГАТО. Ф. Р-871. Оп.1. Д.2а. Л. 78. Отпуск. Машинопись.

ХАРАКТЕРИСТИКА исполняющего обязанности главного бухгалтера Томской швейной фабрики № 5 Ю. И. Могилевского6
9 декабря 1937 г. ХАРАКТЕРИСТИКА на Могилевского Юрия Иосифовича.
Могилевский по происхождению сын кустаря-портного. На работе фабрики состоит с марта м[еся]ца 1937 г. - исполняет обязанности главного бухгалтера фабрики. С работой не справляется, особенно в деле учета ценностей. Есть разговоры, что он является сыном золотопромышленника и состоял в партии эсеров. Твердо установлено: служил в армии Колчака. В 1935 г. за нарушение финансовой дисциплины осужден к 6 мес[яцам] ИТР, состоял в партии ВКП(б) с 1920 по 1921 г., исключен по тактическим разногласиям с линией партии. Сестра его в 1913 г. уехала в Канаду. В настоящее время его брат, [М. И.] Могилевский7, кустарь-парикмахер, арестован орг[анами] НКВД, сам же Могилевский проходит по делу бывш[его] директора] ф[абри]ки Глушкова. На работу [на] ф[абри]ку рекомендован] вр[агом] народа Бурумовым.
Предложение обллегпрома — уволить.

Директор (Кряжев)
Нач. спецчасти (Нижевич)
ГАТО, Ф. Р-871. Оп.1. Д.2а. Л.79. Отпуск. Машинопись.

№214
СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ начальника Томского горотдела НКВД в горком ВКП(б) о К. Ф. Земеле
13 декабря 1937 г.
Секретарю Томского горкома ВКП(б) т. Кужелеву. Начальник Томского горотдела НКВД. СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА.
СПЕЦИАЛЬНОЕ] СООБЩЕНИЕ о членах ВКП(б) Земель К. Ф. и Ванеевой И. К. Сообщаю, что нами получены данные о контрреволюционной деятельности члена ВКП(б) Земель К. Ф.,8 работающего бухгалтером аэроклуба. Земель связан с троцкистами и подлежит аресту.
О контрреволюционной деятельности Земель свидетельствует заявление т. Киреева и Усачева и протокол допроса жены рабочего Пестова.
Кроме этих документов мы имеем негласные данные, свидетельствующие о том, что Земель связан со всеми ссыльными троцкистами из Ленинграда.
Прошу вопрос о Земель срочно разобрать на бюро на предмет исключения из рядов ВКП(б).
Начальник Томского горотдела НКВД
к[апита]н ГБ Овчинников
ЦДНИТО. Ф.80. On. 2. Д. 5423. Л. 4. Подлинник. Машинопись.

№215

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Томского городского отдела НКВД о привлечении к уголовной ответственности Ф. Ф. Яуфмана
14 декабря 1937 г.
УТВЕРЖДАЮ
Нач. Том. ГО НКВД
капитан Госбезоп. (Овчинников)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Об избрании меры пресечения и предъявления обвинения. Гор. Томск 1937 года декабря "14" дня.
Я, Нач. уч. стр. отд. МКШ ГУГБ лейтенант Госбезоп. Путимцев, рассмотрев следственный материал по делу №12301 и принимая во внимание, что гр. ЯУФМАН Филипп Филиппович', рождения 1877 г., б/поп, в 1935 г. осужден по ст. 58-10-11 п. 1 - на 8 лет, достаточно изобличается в том, что является участником офицерской кадетско-монархической контрреволюционной повстанческой организации, существовавшей в гор. Томске, имевшей своей целью свержение Сов. Власти путем вооруженного восстания в момент нападения иностранных государств на СССР и восстановление монархии.
Одновременно высказывал террористические настроения против руководителей ВКП(б) и Сов. Правительства
ПОСТАНОВИЛ:
гр. Яуфман Ф. Ф. привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58-2-10-11 УК, мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда из
брать содержание под стражей в местах заключения, подведомственных органам НКВД.
Нач. уч. стр. отд. МКШ ГУГБ
лейтенант Госбезоп. Подпись (Путимцев)
Настоящее постановление мне объявлено "22" декабря 1937 г.
Подпись обвиняемого Ф. Яуфман
Арест санкционирую.
Пом. гор. прокурора Подпись

Архив УФСБ Томской области. Д. П-9355. Л.2. Подлинник. Машинопись.

№216
ИНФОРМАЦИЯ "Процесс над врагами народа в Парабельском районе"
15 декабря 1937 г. г. Колпашево
Состоявшийся 6 и 7 декабря в селе Парабель процесс над контрреволюционной террористической группой вскрыл картину омерзительных действий подлых врагов народа.
Следствием, а также свидетельскими показаниями колхозников на суде, установлено, что в поселке Высокий Яр, Парабельского района в октябре месяце 1937 года организовалась контрреволюционная террористическая группа, руководимая сыном кулака Сентяковым М. П. В состав этой группы входили яро враждебные к советской власти Го-лещихин М. П., Шехирев Л. Г., Хворенков С. Д., Муратов Я. И. и Муратов Н.Я.
Основной целью эта подлая контрреволюционная группа ставила: совершать террористические акты над колхозным активом и представителями власти, срывать мероприятия партии и правительства, подготовку и ход выборов в Верховный Совет СССР.
Первым допрашивается Сентяков М. П., организатор и руководитель контрреволюционной террористической банды, сын кулака, в 1927 году лишался избирательных прав, в 1930 году бежал от раскулачивания из Чаинского района. На всем протяжении времени вел контрреволюционную пропаганду против коллективизации. Убедившись в безрезультатности контрреволюционной пропаганды против коллективизации, этот негодяй в 1933 году вступил в колхоз и пробрался к руководству, имея цель путем вредительства и разжигания вражды среди отсталой части колхозников взорвать колхоз изнутри. В 1934 году Сентяков и другие члены правления за вредительство были сняты с работы.
Будучи враждебно настроенным к советской власти, Сентяков с 1934 года готовился совершить террористический акт над активистом Голещихиным Василием Федоровичем, но террористический акт совершить не удалось — помешали колхозники.
Подлый враг народа Сентяков на этом не успокаивается и в мае 1937 года вторично пытается совершить террористический акт, маскируя его в простую драку. Но и на этот раз осуществить свое преступное действие ему также не удается.
Убедившись в своем бессилии действовать одиночкой, Сентяков в конце октября 1937 года приступил к созданию контрреволюционной террористической группы из классово - чуждых людей, враждебно настроенных к советской власти.
Таких людей он нашел в лице: Голещихина М. П., в прошлом зажиточного, в 1934 г. осужденного за убийство к 2 годам лишения свободы. Являясь враждебно настроенным к советской власти, в момент вступления в колхоз Голещихин ликвидировал свое хозяйство. Войдя в колхоз, вел вредительскую работу, направленную на развал колхоза; Шехирева Л. Г., учителя Высокоярской неполной средней школы, в 1931 году исключенного из комсомола за несогласие с политикой партии и правительства по вопросу коллективизации; Хворенко-ва С. Д., сына активного колчаковца; Муратова Я. И., кулака, бежавшего от раскулачивания из Чаинского района и Муратова Н. Я., сына кулака.
Эти подлые враги народа в звериной злобе против советской власти, колхозов и колхозников на предложение Сентякова дать свое согласие вступить и активно работать в контрреволюционной террористической группе приняли это предложение. Сформировав эту банду в контрреволюционную группу, Сентяков в осуществлении своих гнусных целей сорвать выборы в Верховный Совет СССР разрабатывает и проводит план убийства лучшего колхозника-стахановца, активиста, члена райисполкома и заместителя председателя участковой избирательной комиссии Голещихина Василия Федоровича.
Распределив обязанности между собой, эти кровавые псы 7 ноября в день 20-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции на семейном колхозном вечере осуществляют свой гнусный план, маскируя его простой дракой на почве пьянки и хулиганства.
Но эти мерзавцы пойманы с поличным и разоблачены как самые отъявленные враги народа.
Каждому присутствующему на суде ясно, что на скамье подсудимых сидят подлые из подлых врагов народа, кто своим действиям[и] пытался сорвать радостную и счастливую жизнь колхозников.
Выступивший с речью государственный обвинитель окружной прокурор товарищ Стариков сказал:
- Наш великий советский народ, преодолевая все трудности на своем пути, добился величайших побед социализма в нашей стране. Все эти победы вызывают бешеную злобу у врагов народа. Подтверждением этому служит целый ряд проведенных процессов над врагами народа в Союзе и в нашей области. Подтверждением этому служит и
настоящий процесс над террористической группой, орудовавшей в Парабельском районе.
На скамье подсудимых сидят подлые враги, отребье троцкистско-бухаринской своры, пытающейся затормозить великое движение вперед нашего народа к еще лучшей счастливой жизни.
Перечисляя многочисленные факты преступной контрреволюционной деятельности подсудимых, товарищ Стариков говорит:
- Кто все эти сидящие на скамье подсудимых? Это люди выходцы из кулаков, пропитанные до мозга костей и ненавистью к советской власти, к народу. Поэтому совершенно не случайно, что эти озверелые псы встали на путь уничтожения лучших колхозников, активистов.
Особенно свою работу эта банда активизировала в момент, когда весь наш народ готовился к проведению великой задачи выборов в Верховный Совет СССР по самой демократической в мире Сталинской Конституции.
В этот момент зашевелились ползучие гады, троцкистско-бухарин-ские контрреволюционные последыши, направляя свою гнусную работу на срыв выборов в Верховный Совет СССР.
- Мы должны сказать, что этим недобиткам не остановить активность масс, не остановить движение вперед миллионов трудящихся нашей страны. Советский народ сотрет с лица своей земли всех до одного подлых врагов, троцкистско-бухаринских выродков.
Предъявленное сидящим здесь на скамье подсудимых обвинение полностью доказано. Убийцы пойманы с поличным. Они совершили тягчайшее преступление. Я требую всех этих, подлых врагов народа, расстрелять.
Последние слова государственного обвинителя были встречены громкими аплодисментами присутствующих на суде колхозников и служащих.
Пролетарский суд по заслугам вынес справедливый приговор. Сен-тякова М. П., Голещихина М. П., Шехирева Л. Г., Хворенкова С. Д., Муратова Я. И. приговорил к высшей мере наказания - расстрелу и Муратова Н. Я. к 10 годам лишения свободы и на 5 лет поражения в политических правах.

Советский Север. 1937. 15 дек.
№217 ВЫПИСКА
из протокола № 34 заседания бюро Томского горкома ВКП(б)
15 декабря 1937 г.
СЛУШАЛИ: п. 19. Разбор дел о партпроступках членов и кандидатов ВКП(б).
13. Дело Ивановского Феликса Мартыновича.

Ивановский Феликс Мартынович, член ВКП(б) с 1920 года, партбилет №0108001; 1889 года рождения. Социальное] положение - крестьянин. Работал заместителем] директора лесоперевалочной базы.
В 1934 г. Бердской районной комиссией ВКП(б) по чистке исключался из партии за примиренчество к чуждым элементам. Восстановлен Запсибкрайкомиссией по чистке.
СУТЬ ДЕЛА: Решением первичной парторганизации лесоперевалочной базы Ивановский Ф. М. исключен из членов ВКП(б) за связь и пособничество врагам народа, за скрытие своего кулацкого происхождения и связь с заграницей.
Установлено, что Ивановский в декабре мес[яце] 1936 года, спустя 4 месяца после ареста троцкиста [Т. М.] Мещерякова, выдал его жене 773 руб. (500 руб. премиальных за забракованное изобретение и 273 руб. отпускных). В работе базы Ивановский вел линию на засорение аппарата классово-чуждыми людьми и на всяческие содействия этим людям. Так, например, Ивановский, скрывая от партийной массы и профсоюзной общественности семью кулака Репшис[а],' помог его дочери пробраться в члены ВЛКСМ и обучить ее квалификации за счет государства.
Ивановский повышал зарплату спецпереселенцам и кулакам, а честным наемным рабочим отказывал в этом повышении.
Ивановский, вопреки воли партсобрания пытался протащить чужака Шингофа в профсоюзный орган.
Установлено, что Ивановский имеет через сестру связь с братом в Польше и эту связь скрывал от партии.
Установлено, что Ивановский происходит из кулацкой семьи, в хозяйстве имелось 5 лошадей, до 10 коров, держали двух постоянных работников (справка сельсовета), Ивановский все это скрыл от партии.
Присутствуют: Ивановский и секретарь парткома Бахирев. ПОСТАНОВИЛИ:
Подтвердить решение Вокзального РК ВКП(б), Ивановского Ф. М. как кулака, скрывшего свое социальное происхождение, за связь и прямое пособничество врагам народа и правооппортунисти-ческую практику в работе зам. директора лесоперевалочной базы из партии исключить.

п.п. Секретарь ГК ВКП (б) Малышев9
Верно: Есипов
1 Д. И., И. Д., Э. Д. Рспшисы арестованы в 1937 г. Расстреляны.

ЦЦНИТО. Ф-80. On. 2. Д. 54 73. Л. 4. Копия. Машинопись.

СТАТЬЯ
"До конца выкорчевать врагов народа из социалистического животноводства"
15 декабря 1937 г. г. Колпашево
Процесс специальной коллегии Новосибирского областного суда над троцкистско-бухаринской группой, орудовавшей в Барабинском районе10, еще раз наглядно показал, что враги дошли до крайней точки наглости в своей звериной ненависти к советскому строю. Отбросы рода человеческого направили свое змеиное жало на подрыв социалистического животноводства. Путем отравления, распространения заразных болезней, путем создания бескормицы, они уничтожали скот.
Факт подобного рода есть и в некоторых колхозах нашего округа. Несмотря на то, что из земельных органов орзо райзо порядочно вытряхнули врагов народа, но все же они там еще остались, притаились и ведут подрывную работу.
В колхозе "Вторая пятилетка", Шерстобитовского сельсовета, Парабельского района ежегодно происходит огромный падеж скота. И ежегодно никто не знает почему происходит падеж. Оказывается, враги народа из года в год создают бескормицу, держат скот под открытым небом. Председатель колхоза [Д. И.] Недоделов11 невыполнение плана заготовки сена считает простым явлением. Работники райзо к такому факту тоже относятся безразлично.
В Парабельском районе только за первое полугодие 1937 года пало 20 процентов свиней, 10 процентов овец. Бывший старший зоотехник райзо [С. К.] Бойко12, ныне работающий в Колпашевском райзо, дал вредительскую установку: В случае заболевания молодняка немедленно забивать его. Эта вредительская установка Бойко не получила должного осуждения со стороны руководящих работников района.
В колхозе имени Ворошилова, Кенгинского сельсовета, того же района пало более 200 свиней и племенной бык. И как ни странно, до сих пор не могут выяснить причины гибели целой фермы свиней.
Видимо, враги народа глубоко спрятали корни своего вредительства, а работники районных организаций сидят и хлопают ушами.
В колхозе "Стахановец", Бакчарского района в середине октября этого года только за три дня пало 12 голов овец. Узнав об этом, зоо
техник райзо Дроздова даже и не подумала выехать в колхоз для установления причин. Другой случай. В колхозе "Красный пахарь", якобы, перепутали и зарезали хорошую телку вместо плохого бычка. Этот факт также не встревожил Дроздову. Это и не удивительно. Дроздова стала прямой исполнительницей заказа врагов народа по вредительству в животноводстве. Сейчас выясняется масса фактов прямой контрреволюционной подрывной работы врагов народа в социалистическом животноводстве в Бакчарском районе. Основными методами этого вредительства является: распространение инфекционных заболеваний и умышленный забой скота.
В Кривошеинском районе в этом году особенно усилился падеж крупного поголовья молодняка. Пробравшиеся в райзо сейчас разоблаченные и арестованные враги народа, ветврач [В. Д.] Иодис' и фельдшера [И. В.] Быстрицкий" и [Э. Ф.] Шаберт3 открыто и нагло отравляли и уничтожали скот. Враг народа Быстрицкий ездил в колхозы устанавливать карантин на зараженных линфангойдом лошадях. Таким образом, не прекращал, а, наоборот, распространял заболевания.
Все эти факты, как капля воды, похожи на те факты, которые творили враги народа в Северном и Барабинском районах.
Известно, что долгое время орудовавшие прямые пособники врагов народа в окрзо - [И. П.] Бас4, в Чаинском райзо - Васильев, в Кривошеинском - Ворог насадили в аппараты райзо прямых и злейших врагов и чужаков, которые не мало напакостили. От них и сейчас земельные органы и колхозы до конца еще не очищены. Теперешнее руководство окрзо еще не приняло решительных мер к очистке аппарата от врагов народа и ликвидации последствий их вредительства. Хуже того, заведующий окрзо товарищ Крылов и его работники животноводства мало знают о том, что происходит в районах и колхозах. Районные партийные и советские организации, секретари райкомов и председатели райисполкомов до сих пор не приняли достаточных мер к ликвидации последствий вредительских действий врагов народа.
Пора органам следствия взяться за проверку фактов вредительства в животноводстве в колхозах нашего округа. Задача всех партийных и непартийных большевиков до конца выкорчевать всех оставшихся врагов народа в земельных органах и колхозах и немедленно ликвидировать последствия их подлой работы.
' Арестован в 1937 г. Расстрелян. 1 Арестован в 1938 г. Расстрелян.
3 Арестован в 1937 г. Расстрелян.
4 Арестован в 1938 г. Расстрелян.
5 Арестован в 1938 г. Освобожден в 1940 г. за недоказанностью состава преступления.

Советский Север. 1937. 15 дек.

СООБЩЕНИЕ Нарымского окружного прокурора в редакцию газеты "Советский Север" по поводу газетной публикации от 15 декабря 1937 г.
17 декабря 1937 г. г. Колпашево
В связи с опубликованной в газете "Советский Север" за 15 декабря 1937 г. статьей под заголовком "До конца выкорчевать врагов народа из социалистического животноводства" сообщаю, что произведенным прокуратурой следствием о вредительстве в колхозе им. Ворошилова Кенгинского с[ель]совета Парабельского района установлено, что на протяжении [19]36-[19]37 годов в этом колхозе существовала вредительская контрреволюционная троцкистско-бухаринская группа в составе крупных кулаков-единоличников Гребенщикова и Чернова, проживающих на территории колхоза, зятя кулака [И. И.] Пе-шехонова' (председателя колхоза), офицера Горожникова (машинист), скрывавшихся в прошлом от коллективизации [П. И.] Саланина13 (пред. рев. комиссии), Помыткина14 (животновода), Пещерина15 (полевода).
Эта вредительская группа уничтожила свиноферму колхоза в 290 голов, колхозный двигатель, допустила потерю 900 центнеров зерна при уборке и т. д., причинив колхозу более 100 тысяч руб[лей] убытков.
Перечисленные выше лица мною привлечены к судебной ответственности по ст. 58-7-11 уголовного] код[екса] и арестованы. Дело о них направлено в суд.
Окрпрокурор (Стариков)
1 Арестован в 1938 г. Приговорен к расстрелу с заменой на 20 лет ИТЛ и 5 лет поражения в правах.
ГАТО. Ф. Р-622. ОпЛ.Д.40. Л.301. Отпуск. Машинопись.

ДОНЕСЕНИЕ
начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки горотделу НКВД о Б. И. Ознобишине
19 декабря 1937 г.
Сообщаю, что на Томской фабрике карандашной дощечки работает в должности врача некто Ознобишин Борис Ираклиевич по национальности немец, графского происхождения, родители имели крупные дома и свою белошвейную мастерскую, где применялась наемная женская сила в количестве до 15 чел.
[В] политическом отношении неблагонадежен. Сам и семья состоят в секте баптистов, адрес Ознобишина: Мамонтовская ул. № 7 верх[ний этаж].
Нач. секретной части Савченко
ГАТО. Ф. 948. Оп.9. Д.7. Л.163. Отпуск. Машинопись.

№221

ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 668 президиума Томского горсовета о работе председателя колхоза "Новая заря" Кузовлевского сельсовета Мороцкого
19 декабря 1937 г.
ВОПРОС: О председателе] колхоза "Новая Заря" Мороцком (дер. Кудрово Кузовлевского сельсовета).
ПОСТАНОВИЛИ: Заслушав сообщение зам. зав. горзо тов. Шмаг-рина о результатах произведенной им проверки работы предколхоза "Новая Заря" Мороцкого, президиум горсовета постановляет:
1) Считать установленным, что факты вредительской работы Мороцкого в колхозе полностью подтвердились.
2) Мороцкого, как врага народа, с работы снять и дело о нем передать горпрокурору для привлечения к уголовной ответственности.
3) Поручить горпрокурору тов. Пилюшенко организовать показательный процесс над Мороцким в селе Кузовлево с вызовом на процесс представителей от всех 4-х колхозов Кузовлевского сельсовета.
4) Председателю Кузовлевского сельсовета тов[арищу] Петровскому за допущенную им беспечность и политическую слепоту, что
1)
привело к засорению колхоза враждебными элементами, ОБЪЯВИТЬ СТРОГИЙ ВЫГОВОР С ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕМ.
5) Обязать тов. Петровского немедленно развернуть политмассо-вую работу по выкорчевыванию последствий вредительской работы в колхозах и по выполнению государственных обязательств к концу этого года.

Пред. горсовета Подпись Романов
Секретарь Подпись Щеглов

ГАТО. Ф. Р-430. Оп.1. Д.680. Л.35. Подлинник. Машинопись.

№222 ЗАПРОС
спецсектора треста "Томлес" в Киевский горком ВЛКСМ о благонадежности инженера И. И. Медведя
22 декабря 1937 г. Секретно.
При встретившейся надобности прошу сообщить обстоятельства дела, находящегося у вас на расследовании под названием дело Паду-ка, на Медведя Иосифа Ивановича.
Последний в данный момент Главзапсиблесом направлен в распоряжение треста "Томлес" гор. Томска на должность инженера - транспортника и, т.к. Медведь предполагает быть посланным работать в районные пункты треста с контингентом рабочих спец. переселенцев и колхозного крестьянства, является необходимость в проверке его идеологии и политической выдержанности.
С ответом просьба не замедлить.
Адрес: гор. Томск, ул. Розы Люксембург № 18
Трест "Томлес" - спец. сектору.

Bp. и. д[ела] нач. спец. сектора
треста Томлес Подпись Демидов
Резолюция: Получен ответ от 22/II о неимении материалов на Медведя [И. И.].
ЗАЯВЛЕНИЕ Ф. М. Ивановского в Томский горком ВКП(б) о вредительстве на Томской лесоперевалочной базе
24 декабря 1937 г. Секретарю Томского горкома ВКП(б) т. Малышеву. Копия Новосибирскому обкому ВКП(б) и ЦК ВКП(б) от Ивановского Ф. М. Коммунистический проспект д. 68-8.
ЗАЯВЛЕНИЕ
Со дня прихода меня на Томскую лесоперевалочную базу с июля 1935 г. я начал сигнализировать парторганизации лесобазы, райкому, горкому о контрреволюционной по существу деятельности на Томской базе. На протяжении всего этого времени и на сегодняшний день остались элементы вредительства.
Как дело обстояло и обстоит в руководстве лесобазы?
С навигации 1935 г. руководил базой директор Мещеряков', который в ноябре 1935 г. был исключен из партии как троцкист, но он продолжал руководить базой до июня 1936 г.
Начальник планового отдела Копьев16 - явный троцкист, в прошлом он научный работник.
Мастера, электромеханики, десятники, лебедчики - все это были чужаки из спецпереселенцев, кулаков и ориентировали работу базы на чуждые элементы.
Об этом знал горком, но мер никаких не принимал, правда Мещеряков и Копьев в ноябре 1936 г. были арестованы НКВД как троцкисты.
В июле-августе 1936 г. было предложено начальникам цехов в обязательном порядке дать положительные характеристики на спецпереселенцев на предмет обязательного восстановления в гражданских правах, было возбуждено ходатайство перед крайисполкомом на восстановление этих кулаков до 300 человек, сейчас они в большинстве взяты органами НКВД как вредители.
Тов. Малышев, я бы вам рекомендовал лично заглянуть и посмотреть, как там партийная организация руководит производством и убедиться, почему получались простои вагонов, почему простои судов, почему на днях произошла авария и надолго вывела из строя лесозавод.
' Арестован в 1936 г. Осужден на 10 лет и 5 лет поражения в правах.
Лишь только потому, тов. Малышев, что там все производство находится во вражеских руках: механический цех на 100% укомплектован квалифицированной силой из спецпереселенцев, кулаков.
Всеми механизмами управляют кулаки и спецпереселенцы. Вся электросеть находится в руках кулаков.
Сейчас за директора остался некто Кузин - друг бывшего парторга, троцкиста Чернова. Начальник сплава, некто Ситников', б/п, которого прислали на базу в 1936 г., имел друга, известного контрреволюционера, вредителя, сейчас разоблаченного при Новосиблесе Нагаева.
Это не случайно, т. Малышев, когда вся партийная печать говорит о бдительности, а парторг лесобазы принимает кандидатом в члены партии бандитов и кулаков.
И это не случайно, т. Малышев, что горком укомплектовал работниками Вокзальный райком из гнилого болота лесобазы: Башкатов -секретарь райкома, Забиро - инструктор райкома, Лаптев - секретарь райкома ВЛКСМ - эти люди в партийном руководстве в первичных партийных организациях свалились в контрреволюционное болото, а вы ими заразили и районное партруководство.
На основании вышесказанного считаю, что горком примет срочные меры к скорейшему устранению антипартийного поведения коммунистов в партийном руководстве на лесобазе и Вокзальном райкоме.
Ивановский
ЦДНИТО. Ф.80. Оп.2. Д.5473. Л. 1-2. Подлинник. Машинопись.

№224

ДОНЕСЕНИЕ начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки горотделу НКВД о собраниях на квартире Казакевича
26 декабря 1937 г. Секретно.
ТОМСКОМУ ГОРОТДЕЛУ НКВД.
Сообщается, что к жене арестованного польского перебежчика Казакевича, у которой на квартире по ул. Войкова № 75 систематически происходят на квартире сборища, эти сборища посещают 2 надзирателя Томской тюрьмы, а также 2 красноармейца, фамилии которых пока установить не представлялось возможным, что и сообщается на распоряжение Томского горотдела НКВД.
Нач. секретной части Подпись (Савченко)
ГАТО. Ф. Р-948. Оп.9. Д.7. Л.162. Отпуск. Машинопись.

ДОНЕСЕНИЕ
начальника спецчасти Томской фабрики карандашной дощечки горотделу НКВД об изъятии фотоаппарата у Л. М. Рубцова
31 декабря 1937 г.
При сем направляется акт от 29/X1I-37 г. и фотоаппарат за № 30918 о фотографировании станков и агрегатов Томской фабрики карандашной дощечки без всякого разрешения гр-ном Рубцовым Леонтием Марковичем, который работает на фабрике в должности учетчика.
Рубцов возможно имел шпионские задания о съемке фабрики. Приложение: Акт и фотоаппарат.
Нач. секретной части Подпись Савченко
ГАТО. Ф. Р-948. Оп.9. Д.6. Л.38. Отпуск. Машинопись.

№226
ХАРАКТЕРИСТИКА заключенного ТомАсинЛага Г. И. Рупшинского
[Без даты] г. Асино
Характеристика на заключенного Рупшинского Григория Ивановича,17 рождения 1897 г., местечко Зельва, Польша, русский. Осужден по ст. КРД Особым совещанием НКВД СССР сроком на 10 лет. За время пребывания в Асиновском ОЛП з/к Рупшинский Г. И. работает бухгалтером лагеря. С порученной работой справляется. Активно участвует в муз. кружке лагеря. В быту ведет себя удовлетворительно, адмвзысканий и промотов вещедовольствия не имеет.

Н-к Асинов. ОЛП
ИТЛ и КНКВД Подпись (Верещак)
Н-к КВЧ Подпись (Смоленский)

ГАТО. Ф. Р-1151. Оп.1. Д. 196. Л.36. Подлинник. Рукопись.

ИЗ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Томского городского отдела НКВД по делу контрреволюционной диверсионной группы в г. Томске
[Без даты]
УТВЕРЖДАЮ
нач. Томского горотдела НКВД капитан государств. Госбезопасности (Овчинников)
Обвинительное заключение По делу № 12301
По обвинению Яуфман Филиппа Филипповича, Соколова Николая Николаевича, Тайдакова Степана Ивановича, Федорова Ивана Васильевича, Ле-бяжьевой Екатерины Аркадьевны, Патина Ивана Владимировича и Зайцева Михаила Ермолаевича в преступлении, предусмотренном ст. 58-2-10-11 УК РСФСР.
Органами НКВД в г. Томске арестованы в декабре мес. 1937 г. активные участники кадетско-монархической, повстанческой организации, именовавшей себя "Союз Спасения России" - поп протоиерей Яуфман Филипп Филиппович, быв. поп Сколов Николай Николаевич, поп Тайдаков Степан Иванович, протоиерей Федоров Иван Васильевич, попадья Лебяжьева Екатерина Аркадьевна, быв. поп Пашин Иван Владимирович и быв. поп Зайцев Михаил Ермолаевич.
Следствием по делу установлено, что Яуфман Ф. Ф. был завербован в кадетско-монархическую повстанческую организацию в 1936 г. одним из ее активных участников быв. епископом Зинкевич, Соколов Н. Н., Тайдаков С. И., Федоров И. В., Пашин И. В. и Зайцев М. Е. были завербованы одним из активных участников быв. попом Яуфман и Лебяжьева Е. А. была завербована в 1937 г. быв. епископом Вино-гра-довым В. [...]
Яуфман лично завербовал в монархическую организацию быв. попов Федорова И. В., Тайдакова С. И., Соколова Н. Н. и Зайцева М. И.
Одновременно с вербовкой в своей квартире проводил к. р. сборища, на которых обсуждались методы борьбы с советской властью.
По заданию к. р. организации создал диверсионную группу, являясь ее идейным руководителем.
Неоднократно высказывал террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б) и соввласти заявляя, что в момент восстания лично будет расстреливать коммунистов.
Яуфман виновным себя признал.
Соколов систематически высказывал террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б) и соввласти, изъявляя личную готовность к выполнению террористических актов.
Выступал против предстоящих выборов в Верховный Совет. Клеветал на Сталинскую Конституцию. Производил к. р. агитацию против подписки на заем обороны СССР.
Соколов виновным себя признал.
Тайдаков систематически распространял к. р. провокационные слухи о скорой войне и гибели советской власти.
Выступал против предстоящих выборов в Верховный Совет. Клеветал на Сталинскую Конституцию
Восхвалял шпионско-диверсионную террористическую к. р. деятельность врагов народа - троцкистов.
Восхвалял старые монархические порядки. Тайдаков виновным себя признал.
Федоров систематически распространял к. р. клеветнические измышления на руководителей ВКП(б) и соввласти.
Выступал против стахановского движения, дезорганизовал труд-дисциплину.
Неоднократно высказывал террористические настроения в отношении руководства ВКП(б) при этом, заявляя, что в момент восстания монархической организации он, лично будет расстреливать коммунистов.
Федоров виновным себя признал.
Лебяжьева лично завербовала в кадетско-монархическую организацию жену бывшего крупного купца Долинину Т. А.
Одновременно с вербовкой проводила к. р. агитацию против мероприятий партии и советской власти.
Распространяла к. р. провокационные слухи о скорой войне и гибели советской власти. Восхваляла врагов народа - троцкистов. Выступала против предстоящих выборов в Верховный Совет.
Лебяжьева виновной себя признала.
Пашин систематически проводил к. р. агитацию, направленную на подрыв мероприятий партии и советской власти.
Открыто призывал к. р. настроенный элемент к вооруженному выступлению против существующего строя. Высказывал террористические настроения в отношении руководителей ВКП(б) и советской власти. Выступал против выборов в Верховный Совет. Клеветал на органы НКВД.
Пашин виновным себя признал.
Зайцев систематически распространял к. р. провокационные слухи о скорой войне и гибели советской власти. Выступал против политики колхозного строительства. Неоднократно высказывал террористические настроения в отношении руководителей партийных и советских организаций, заявляя, что в момент восстания лично будет расстреливать коммунистов и беспартийный актив.
Зайцев виновным себя признал. [...]
На основании изложенного Яуфман Ф. Ф., Соколов Н. Н., Тайдаков С. И., Федоров И. В., Лебяжьева Е. А., Пашин И. В. и Зайцев М. Е. подлежат преданию суду1.

Нач. уч. стр. отд. МКШ ГУГБ
лейтенант Госбезопасности Подпись (Путимцев)

Архив УФСБ Томской области. Д. П-9355. Л.99-102, 107. Подлинник. Машинопись.
№228 СПИСОК
работников Томской фабрики карандашной дощечки, арестованных НКВД в 1937 г.
1937 г. Секретно.



ГАТО. Ф.Р-948. Оп.9. Д.9. Л.1-2. Отпуск. Машинопись.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1


ПИСЬМО
Н. К. Шлет И. Сталину с просьбой сообщить о судьбе Г. Г. Шпета, арестованного 27 октября 1937 г. в г. Томске
28 марта 1938 г. г. Москва
Шпет Наталья Константиновна, Брюсовский пер., д. 17, кв. 16, тел. К-3-13-41.
Дорогой Иосиф Виссарионович!
Я долго колебалась, имею ли я право на Ваше внимание и пришла к заключению, что имею.
Мой муж, профессор Шпет Г. Г., один из самых ученых и культурных людей во всем СССР, лишен возможности принимать участие в культурном строительстве. Это приводит меня в отчаяние.
Последние годы он работал над Шекспиром и сделал интересные открытия, неизвестные даже в Англии. Он знает 19 языков! Был кандидатом в Академию Наук. Выполнял труднейшую работу, от которой отказались московские ученые (перевод "Феноменологии духа" Гегеля). У него намечен план "Истории художественного театра им. А. М. Горького" в 9 томах, где он сопоставляет наши огромные достижения с театром Запада. К. С. Станиславский хотел организовать театральную академию и обратился к Г. Г., который мог бы ее сделать образцом для всей Европы.
Такой человек нужен нашей стране! Он честный работник, на слово которого можно положиться, он не изменит, и его не подкупишь! Я прожила с ним 24 года, знаю его преданность советской власти и не могу больше молчать об этом. Он с энтузиазмом приветствовал революцию, всегда с глубокой внутренней ненавистью относился к фашизму, чуждому ему по духу и с увлечением вновь примется за работу. По литературе, искусству, театру, педагогике, лингвистике и по всем этим отраслям науки, более полезного человека найти трудно.
Г. Г. сын швеи, родился в 1879 г. в Киеве (его фамилия украинская "шпетить", т. е. насмехаться), вырос он в бедности, своими силами добился профессуры, читал лекции по логике, психологии и изучал
философию, некоторые считали его философию идеалистической, но много лет тому назад он всецело переключился на литературную работу (Шекспир, Диккенс, Байрон и т. д.), до 17 г. был арестован 2 раза царским правительством, но ... может быть эти подробности не важны, а важно только то, что бы Вы поверили мне! Почувствуйте в моих словах правду! Я отвечаю за него и за каждое мое слово! Он был и будет верен советской власти, и он нужен нашей стране.
Вынужденный жить в Томске последние 3 года. Г. Г. много раз порывался написать Вам, но не считал себя вправе обращаться к Вам, потому что он не был обречен на бездеятельность - переводил Гегеля по поручению московского из-ва.
Г. Г. пробыл уже 3 года в ссылке, ему 60 лет. Я знаю, что Вам не безразлична участь каждого гражданина и очень, очень прошу Вас помочь мне в моих попытках восстановить справедливость, дать Г. Г. возможность работать и вернуть его в семью (у него 5 человек детей и 4 внука), к нормальным условиям жизни как можно скорее, так как здоровье его в очень плохом состоянии (он признан пожизненным инвалидом с 29 г., у него язва желудка, сильный склероз мозга и сердца и т. д.) и я очень боюсь за его жизнь.
Н. Шпет
Справка: Г. Г. Шпет был арестован в Москве в 1935г., 14 марта, и выслан на 5 лет на вольное поселение по статье (10-11). Следствие признало его участие в "группе", состоящей из 4-х филологов, из которых 3 высланы и 1 на свободе. Включение его в эту группу вызвало в нем прямое недоумение, тем более что близко знаком он был только с тем, который на свободе, а с двумя другими едва знаком. Я слишком хорошо знаю и имею право утверждать, что ни в каких антисоветских действиях он никогда не участвовал и ни в какие антисоветские организации или группы не входил и по своим убеждениям входить не мог.
Вторично арестован 27 окт. 37 г. в Томске', где он жил абсолютно замкнуто и безвыходно, работал над Гегелем, который будет скоро издан. С 27 окт. ничего о нем не знаю и лишена возможности передать ему челюсти, без которых, при язве желудка, ему трудно обходиться.

Н. Шпет

Архив УФСБ Томской области. Д. П-1899. Л. 45-46. Подлинник. Рукопись.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Управления НКВД Новосибирской области о предъявлении обвинения бывшему начальнику Нарымского окружного отдела НКВД С. С. Мартону
12 сентября 1938 г. г. Новосибирск
УТВЕРЖДАЮ Нач. УНКВД Новосиб. обл.
майор госуд. безопасности (Мальцев)
Я, пом. нач. отделения 4 отдела, мл. лейтенант гос. безопасности ЛЕВ, рассмотрев следственное дело № 3503 по обвинению МАРТОН Степана Степановича1 в преступлениях, предусмотрен, ст. 17-58-6, 17-58-8 и 17-58-2-11,
НАШЕЛ:
Материалами дополнительного расследования по делу МАРТОН С. С. установлено, что МАРТОН является активным участником к[онтр]-р[еволюционной] право-троцкистской организации и как участник этой организации вел активную борьбу с партией и советской властью, а поэтому
ПОСТАНОВИЛ:
Обвиняемому МАРТОН С. С, оставив в силе предъявленное обвинение по ст. 17-58-6 и 17-58-2, дополнительно предъявить обвинение по ст. 58-8-11 УК РСФСР.
О чем объявить обвиняемому.

Пом. нач. отд. 4 одт. УНКВД
мл. лейтенант госбезопасности Подпись (Лев)

"СОГЛАСЕН" нач. 4 отд. УНКВД
ст. лейтенант госбезопасности Подпись (Пастаногов)
Обвинение по ст. 58-8-11 УК РСФСР мне объявлено 14-го октября 1938 г. Подпись.18
1 Арестован в январе 1938 г. Освобожден в июле 1939 г. в связи с прекращением следствия.

Архив УФСБ по Томской области. Д.П-68. Л. 370. Подлинник. Машинопись.

РАЗЪЯСНЕНИЕ ЦК ВКП(б) секретарям обкомов, крайкомов, ЦК национальных] компартий, наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД о применении физического воздействия в практике НКВД
10 января 1939 г. г. Москва
Берия, Щербакову, III части, т. Маленкову.'
Шифром ЦК ВКП(б) Секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, Наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД.
1 Выделенный текст в документе вписан чернилами на верхнем поле документа.
ЦК ВКП стало известно, что секретари обкомов-крайкомов, проверяя работников УНКВД, ставят им в вину применение физического воздействия к арестованным, как нечто преступное. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 г. с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие допускается как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков - следовательно продолжают борьбу с советской властью также и в тюрьме. Опыт показал, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. Правда, впоследствии на практике метод физического воздействия был загажен мерзавцами Заковским, Литвиным, Успенским и другими, ибо они превратили его из исключения в правило и стали применять его к случайно арестованным частным людям, за что они понесли должную кару. Но этим нисколько не опорочивается сам метод, поскольку он правильно применяется на практике. Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых разнообразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых19 агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и не разоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП требует от секретарей обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, чтобы при проверке работников
НКВД руководствовались настоящим разъяснением. № 1/с, 2/с № 26/Ш
Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин
Копии посланы: т. Берия, т. Щербакову, т. Журавлеву, т. Жданову, 111 части, т. Вышинскому, т. Щербакову 11/1-39 г., т. Голякову 14/11-39 г. (Верхсуд
СССР), т. Кабанову 14/11-39 г. Пензенск. обком, т (пред. Верх, суда
РСФСР) - 15/11-39.

"Мемориал-аспект". 1993 г. Февраль. № 1.
Приложение 4

ЗАЯВЛЕНИЕ Д. Н. Петровской наркому внутренних дел СССР об аресте М. А. Петровского
26 января 1939 г. г. Москва
Народному комиссару внутренних дел Петровской Дарьи Николаевны (Москва, ул. Грановского, 2,-кв. 27)
Заявление
Мой сын научный работник и литератор Михаил Александрович Петровский', родившийся в 1897 году, проживал на вольном поселении в г. Томске (Алтайская 46, кв. 1) и работал научным сотрудником в библиотеке Томского университета. 20 октября 1937 г. он был арестован. Я запрашивала о его судьбе прокурора Новосибирской области и 16 мая 1938 г. мне ответили через окно № 9 (Кузнецкий мост, 24), что он осужден и сослан в дальние лагеря. Ни приговора, ни лагеря, куда он направлен, мне не сообщили.
Уже больше года я не могу разыскать моего сына и не имею возможности помочь ему деньгами и посылками.
Прошу вас дать указание сообщить мне, где он находится и проверить правильность осуждения.
Прошу ответить мне по адресу: Москва, ул. Грановского 2, кв. 27.
Подпись
1 Арестован 25 октября 1937 г. Расстрелян 10 ноября 1937 г. по приговору тройки УНКВД по Западно-Сибирскому краю от 31 октября 1937 г.
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-810. Л.41. Подлинник. Рукопись.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Управления НКВД Новосибирской области о прекращении дела по обвинению С. С. Мартона
22 июня 1939 г. г. Новосибирск
УТВЕРЖДАЮ
Нач. УНКВД по Новосиб. обл.
майор гос. безопасности Подпись (Кудрявцев)
СОГЛАСЕН: Военный прокурор
войск НКВД НСО Подпись
Я, ст. следователь следственной части УНКВД по Новосибирской области КОШЕЛЕВ, рассмотрев следственное дело № 3503 по обвинению МАРТОН Степана Степановича в преступлении, предусмотренном ст. 58-7-8-11 УК РСФСР,
НАШЕЛ:
Мартон С. С, 1897 г. рождения, уроженец местечка Жибаво, Та-рантаевской губ. (Венгрия), из служащих, образование среднее, служащий, мадьяр, гр-н СССР, до 1913 г. состоял в подданстве Австро-Венгрии, в 1918 г. принял гражданство РСФСР (т. 2, л. д.391), служил в Красной гвардии, с 1922 по 1938 г. работал в органах НКВД, с 1926 по 1933 г. состоял членом ВКП(б), исключен в связи с настоящим делом, до ареста работал в течение 3-х лет нач. Нарымского окротдела НКВД, Новосибирской области, проживал в гор. Колпашево.
Арестован 2 января 1938 года и привлечен к уголовной ответственности по ст. 193-17 п. "а" (л. д. 1-2).
Обвинение по ст. 17-58-6, ч. 1, 17-58-8, 17-58-2-11 УК РСФСР Мартон предъявлено 7 февраля 1938 г. (л. д.30, 31).
Постановлением от 12 сентября 1938 г. предъявленное обвинение переквалифицировано на ст. 17-58-6, 17-58-2 и 58-8-11 УК РСФСР (л. д. 32).
Постановлением 2 отдела УГБ УНКВД от февраля 1939 г. обвинение Мартон переквалифицировано на ст. 58-7-8-11 УК РСФСР (т. 2 л. д. 223), объявлено это постановление Мартону 29/V-39 г. Причем в этом постановлении не указано почему предъявлен п. 7-й, ст. 58-й, в чем конкретно Мартон обвиняется в проведении вредительской работы.
Мартон, будучи допрошенным 5, 8, 9, 25 января 1938 г., 6, 7/II-38 г. 15/1Х-38г. частично признал себя виновным в проведении преступной деятельности, но в принадлежности к к-р право-троцкистской
организации и в сознательном проведении вредительской работы виновным себя не признал.
При объявлении об окончании следствия 31 января 1939 года, Мартон в своих собственноручных показаниях категорически отказался от ранее данных им показаний и никакой виновности, даже и частичной не признал.
Из материала дела явствует, что обвинения предъявленные обвин. Мартон 7/II-38 г. (л. д. 30-31) в частях: 1, 2, 3, 6, 7 не подтвердились, а пункты 4, 5, 9 подтвердились частично.
Постановлением от 15 июня 1939 г. (л. д. 483) следствие по делу Мартон С. С. по ст. 58 п. 7-8-11 УК РСФСР прекращено за недоказанностью и предъявлено обвинение по ст. 193 п. 17-а.
Проанализировав дополнительные показания Мартон по предъявленному обвинению по ст. 193-17 п. "а", и ряда документов, установлено, что изъятие к-р элемента из хозкомбината началось при работе Мартон нач. окротдела НКВД - в декабре 1937 года арестовано более 5-ти человек и следствием не установлено каких-либо препятствий к аресту этих лиц.
Установлено, что когда сотрудник окротдела НКВД Калинин обращался за санкцией на арест Лейбовича к Мартон, то протокол допроса обвин. Матренина, изобличавшего Лейбович, не был оформлен, а было только сделано устное заявление. После оформления протокола допроса Калинин к Мартон не обращался, а протокол передал б/пом. нач. окротдела СУРОВУ. Когда закончилась ревизия Лейбович, которая производилась с ведома Мартон, то Лейбович был арестован окрмилицией по закону от 7/V111 -3 2 года, а затем передан УГБ.
Б. садовник Ивахин, как был получен на него компрометирующий материал, так тут же был арестован и со стороны Мартон препятствий к этому никаких не установлено.
Черных Р. была принята на временную работу машинисткой, причем этот вопрос Мартон согласовал с б/нач. 4 отдела УНКВД. Работа была срочная и ждать пока она будет проверена 3-4 месяца, тогда и вообще миновала бы нужда в машинистке.
Так же установлено, что незаконно выданный пропуск б/ссыльному Ерченко в погранполосу был им не использован и возвращен обратно.
Принимая во внимание изложенное и то, что за допущенные преступления, предъявленные Мартон С. С. постановлением 15/VI-39r., он понес соответствующую кару - содержание под стражей в течение 18 месяцев, а так же и то, что следствие по делу Мартон со стороны быв. особоуполномоченного и б/нач. 4 отдела велось предвзято и, руководствуясь примечанием к ст. 6 УК РСФСР,
ПОСТАНОВИЛ:
Следствие по делу № 3503 по обвинению Мартон С. С. в преступлении, предусмотренном ст. 193-17 п. "а" УК РСФСР - ПРЕКРАТИТЬ.
Подследственного Мартон С. С. из под стражи освободить. Копию настоящего постановления направить нач. 1-го спецотдела УНКВД по Новосибирской области для исполнения.

Ст. следователь
след. части УНКВД Подпись (Кошелев)
"СОГЛАСЕН"
Нач. след. части УНКВД по НСО
лейтенант гос. безопасности Подпись (Ястрсбчиков)

Архив УФСБ по Томской области. Д.П-68. Л. 485-487. Подлинник. Машинопись.

Приложение № 6

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 2 отдела УГБ НКВД Украинской ССР по следственному делу М. Ф. Храковского
3 ноября 1939 г. г. Киев
УТВЕРЖДАЮ ЗАМ. НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УССР
КАПИТАН ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ Подпись (Горлинский)
17 ноября 1939 года.
Гор. Киев, 3 ноября 1939 года. Я, зам. нач. 3 отделения 2 отдела УГБ НКВД УССР, лейтенант госбезопасности Пономаренко, рассмотрев следственное дело № 567 по обвинению Храковского Михаила Фроимовича в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 54-10 и 54-11 УК УССР1
НАШЕЛ:
Храковский Михаил Фроимович, 1893 года рождения, уроженец м. Иванково, Киевской области, происходит из мещан, еврей, гражд. СССР, служащий, с 1917 по 1920 год состоял членом РСДРП(м).
Храковский был арестован 12 июня 1937 года на основании имевшихся агентурных материалов о его меньшевистской деятельности в период 1920-23 гг.
На допросе 25/IX. и 15/Х.-1937 года Храковский показал, что он действительно состоял в РСДРП(м) с июня 1917 года по 1920 год, но никакой практической работы в партии меньшевиков не вел и в 1921 году декларировал через прессу о своем отходе от меньшевиков.

' Ст. ст. 54-10 и 54-11 УК УССР соответствуют ст. ст. 58-10 и 58-11 УК РСФСР.

За меньшевистскую деятельность Храковский трижды арестовывался органами ОПТУ в 1920-1924 и 1931 гг., но во всех трех случаях после продолжительного содержания под стражей был освобожден и следствие в отношении его прекращено.
Допрошенные по делу Храковского в октябре 1937 года в качестве свидетелей Вайнтроб, Пилипер и Вавулицкий показали, что он, работая зав. отделом галантереи Киевоблторга, умышленно проводил затоваривание на базе, а также высказывал недовольство вводимой прогрессивной оплатой труда для торговослужащих.
Решением особой Тройки УНКВД по Киевской области Храковский 25/Х-1937 года был осужден к 10 годам ИТЛ1.
Киевский облпрокурор в порядке приказа Народного Комиссара Внутренних Дел СССР и прокурора Союза ССР № 2709 от 28/XII-1938 года, рассмотрев следдело Храковского и учитывая, что антисоветская деятельность Храковского за последние годы следствием подтверждена не была, вынес постановление о необходимости отмены решения Особой Тройки КОУ НКВД и освобождении Храковского от дальнейшего отбывания наказания в ИТЛ.
Будучи передопрошены свидетели Вайнтроб, Пилипер и Вавулицкий, подтвердив факты затоваривания на базе Храковским, отрицают известный им злой умысел с его стороны в этом. Вновь допрошенные свидетели Туровский, Молдавский и Медведева также не подтвердили каких-либо антисоветских проявлений со стороны Храковского.
На основании изложенного
ПОЛАГАЛ-БЫ:
Согласиться с представлением Киевского областного прокурора -решение Особой Тройки УНКВД по Киевской области от 25/Х-37 г. о Храковском ОТМЕНИТЬ.2
Осужденного Храковского Михаила Фроимовича от дальнейшего отбытия наказания в ИТЛ освободить. Дело сдать в архив.
Настоящее постановление направить в 1-й спецотдел НКВД УССР для исполнения, копию Киевскому облпрокурору для сведения.

Зам. нач. 3 отделения 2 отдела лейтенант
государств, безопасности Подпись (Пономаренко)
"СОГЛАСЕН" Нач. 3 отделения 2 отдела
лейтенант госбезопасности Подпись (Волошин)
УТВЕРЖДАЮ" Нач. 2 отдела УГБ НКВД УССР
капитан госбезопасности Подпись (Павлычев)
ГАТО. Ф. Р-1152. ОпЛ.Д.50. Л.32-34. Подлинник. Машинопись.

ПОДПИСКА
Ф. И. Карпачева, данная при освобождении из ИТК-6
1 сентября 1945 г. г. Томск
Я, нижеподписавшийся Корпачев Ф. И.,1 даю настоящую подписку в том, что по освобождении из Томской ИТК-6 обязуюсь:
1. Не разглашать сведений о режиме содержания зз/кк, правилах внутреннего распорядка и работах, выполняемых мной и другими зз/кк.
2. Не брать поручений от зз/кк. Об ответственности за нарушение подписки по ст. 16-121 УК РСФСР мне объявлено.
Принадлежащие вещи и деньги мне, я получил при освобождении полностью.
Подпись

ГАТО. Ф. Р-1151. Оп.1. Д.99. Л.1. Подлинник. Рукопись.

Приложение № 8

ИЗ ОБЗОРНОЙ СПРАВКИ прокурора Западно-Сибирского военного округа по архивно-следственному делу бывшего начальника УНКВД Новосибирской области И. А. Мальцева
25 июля 1953 г. г. Новосибирск
Обзорная справка по архивно-следственному делу № 977721 на бывшего начальника УНКВД Новосибирской области Мальцева Ивана Алексеевича.
7 сентября 1939 г. Главным военным прокурором РККА было утверждено обвинительное заключение о предании бывшего начальника УНКВД Новосибирской области Мальцева Ивана Александровича суду по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР.
По обвинительному заключению Мальцев обвинялся в том, что работая в УНКВД Новосибирской области, он вел предательскую работу, направленную на подрыв мощи советского государства. Применяя извращения в оперативно-следственной работе, проводил незаконные аресты ни в чем не повинных граждан, оставляя действитель-
' Приговорен к 8 годам ИТЛ постановлением тройки УНКВД Западно-Сибирского края от 26 сентября 1937 г.

ных врагов народа на свободе, фальсифицировал следственные дела, создавал искусственно контрреволюционные организации, развалил агентурную работу, что способствовало сокрытию и оставлению на свободе действительных врагов советской власти [...]'
Мальцев был приговорен к 8 годам заключения в ИТЛ без поражения в правах, с лишением спецзвания "майор гос. безопасности", с возбуждением ходатайства перед Президиумом Верховного Совета СССР о лишении Мальцева ордена Красной Звезды и юбилейной медали "XX лет РККА" [...]
По сообщению ГУЛАГа НКВД СССР от 30 сентября 1940 г., заключенный Мальцев И. А. содержался в Котласском пересыльном пункте ГУЖДС НКВД, где 26 августа 1940 г. умер.
Из материалов дела видно, что Мальцев, будучи еще заместителем начальника УНКВД Запсибкрая в 1937 г. и являвшийся фактически руководителем массовых операций по арестам, на инструктивных совещаниях как оперативного аппарата УНКВД, так и начальников рай-отделений перечислял контингенты, подлежащие аресту, в числе которых называл поляков, эстонцев, немцев, латышей, финнов и др.
Выполняя эту директиву Мальцева, начальники районных и городских отделений подвергали аресту указанный контингент, не имея никаких компрометирующих материалов. В процессе же допросов добивались от арестованных показаний о причастности их к контрреволюционной организации и таким образом создавали, наряду с существующими, фиктивные контрреволюционные организации.
19 декабря 1937 года за подписью Мальцева [...] в адрес всех периферийных органов НКВД была разослана директива (оперативный приказ) в котором предлагалось: "Немедленно начать широкую операцию, направленную к полной ликвидации местных "ПОВ"20 и прежде всего ее диверсионно-шпионских и повстанческих кадров в промышленности, на транспорте, совхозах, колхозах и учреждениях.
Аресту подлежат:
1. Выявленные агентурно и в процессе следствия члены "ПОВ",
шпионы, террористы, диверсанты.
2. Все оставшиеся в СССР военнопленные польской армии.
3. Все перебежчики из Польши, независимо от времени их приезда
в СССР.
4. Политэмигранты и политобмененные из Польши". [...]
В деле Мальцева находится заявление бывшего сотрудника УНКВД мл. лейтенанта госбезопасности Корпулева Степана Силанть-евича, адресованное в ЦК ВКП(б), СНК СССР, НКВД СССР, прокурору СССР и представителю военной коллегии Верховного суда СССР, в котором он разоблачает предательскую деятельность аппарата УНКВД Запсибкрая в 1937-1938 гг. [...]
Здесь и далее опущены малозначительные детали и повторы.
В заявлении Корпулева указывается:

"Достигалось это тем, что арестованным заявляли, что вы должны это сделать ради интересов партии, страны, политики Коминтерна, антифашистского фронта, очищения рядов партии от врагов народа.
Особенно на это упирали тогда, когда в показаниях обвиняемых следователи механически вписывали как участников к-р организации множество фамилий арестованных или намеченных к аресту.
Если же обвиняемые отказывались писать такие вымыслы или подписывать протоколы допроса, они подвергались стойкам на ногах без пищи, и так до тех пор, пока не подписывали или не начинали писать их, попадая в безвыходное положение, т. к. большинство арестованных просиживало и простаивало на допросах по 5-10-20 и более суток.
Обвиняемые предупреждались, что им все равно подписывать протоколы придется, в противном случае на них следствие материалы получит от других обвиняемых, причем больше, чем они сами о себе покажут. "Если же не сознаетесь, значит будете бесспорно уничтожены как не разоружившиеся враги, а при наличии сознания поедете в лагерь и будете жить".
Составленные следователями протоколы допроса обвиняемых давались на обработку начальникам отделений, их заместителям и помощникам, которые переделывали эти протоколы до такой степени, что их сами следователи не узнавали, после чего черновики протоколов перепечатывались на машинке и отдавались обвиняемым для подписания". [...]
Далее в заявлении указывается, что следственная "работа" повседневно дополнялась камерной обработкой арестованных через специальных "внутренников", причем это не обычная камерная обработка, а построенная на шантаже и издевательстве над арестованными.
В заявлении указывается, что:
"Такая легкость в следствии вскружила многим головы, появился азарт и погоня за количеством дел и арестованных. Оперативные отделы УНКВД стали соревноваться между собой. Все оперативные сотрудники стремились дать больше, объемистее протоколы допросов, особенно с выходом на Москву, другие края, области и местные краевые учреждения.
Росла техника оформления "мировых" показаний. Все чаще и чаще стали арестовывать руководителей краевых парторганизаций и учреждений, перед которыми ставился вопрос, что они должны обязательно дать показания о к-р организации в той системе, где они работали".
В заявлении приводятся конкретные примеры фабрикации дел:
1. Дело о партизанах по Западносибирскому и Красноярскому краям [...]
2. Дело о к/р организации в СибВО, по которому был отдельно выход на Наркомат обороны.

3. Дело крайуполномзага Ялухина с группой его работников.
4. Дело зав. крайздравотделом Тракмана [...]
5. Дело кузбасского право-троцкистского центра.
3.
6. Дело на бывшего секретаря крайкома ВКП(б), кандидата в члены политбюро Эйхе и др. партработников.
В заявлении прилагается фабрикация и ряда других дел (дело крупной кадетской монархической организации, на поляков, эстонцев, латышей, китайцев, корейцев и др. "малых линий"). [...]
В заявлении указывается, что особенно большой размах фабрикации дел был в 3-м отделе, следственные дела которого рассматривались на тройке УНКВД.

Пом. военного прокурора ЗапсибВО
подполковник юстиции Будачев
Архив УФСБ по Томской области. Д. П-2980. Л. 256-260. Заверенная копия. Машинопись.

Приложение № 9

ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ А. М. Глобуса Генеральному прокурору СССР о судьбе М. И. Глобуса
16 июля 1954 г. г. Ленинград
Генеральному прокурору СССР
от Глобуса Александра Мироновича,
проживающего в г. Ленинграде
Заявление
В 1937 г., когда мне было 7 лет, мой отец Глобус Мирон Ильич, 1895 г. рождения, артиллерист-инженер по специальности, был арестован в Томске, куда он был переведен на работу, насколько мне известно, в Томский университет из Артиллеристской академии им. Дзержинского в Ленинграде.
Моя мать, которая одна воспитывала меня после 1937 г., никогда не говорила мне об отце, поэтому в настоящее время у меня нет никаких сведений о его реальной судьбе. Особенно в силу того, что мать умерла в 1944 г. в эвакуации из-за последствий блокады. Мне было 14 лет. Между тем, после демобилизации по болезни из военно-морского училища, в котором я учился с 1945 по 1949 г., я встречал непреодолимые препятствия при устройстве на учебу и работу как сын человека, который был когда-то арестован. По этой причине мне отказали в приеме на политэкономический факультет, хотя у меня была медаль, изменили решение о присуждении именной стипендии после того, когда я заполнил анкету, отказали в приеме на работу в научно-исследовательский институт торфа, а сейчас у меня нет шансов на поступление в аспирантуру, несмотря на рекомендацию Ученого Совета.
В то же время в библиотеке нашего института до сих пор используются книги, которые написал отец.
Мне же неизвестно даже жив он или нет, был ли судим, за что, на какой срок и т. д [...]'
Подпись
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-4594. Л. 75. Подлинник. Рукопись.

Приложение 10

ЗАЯВЛЕНИЕ Н. Г. Шпет Генеральному прокурору СССР о реабилитации мужа Г. Г. Шпета
21 августа 1954 г. г. Москва
Генеральному Прокурору Союза ССР тов. Руденко Ф. А. от Шпет Натальи Константиновны, проживающей в г. Москве, Брюсов-ский пер., д. 17 кв.16.
Заявление
Прошу Вас в порядке надзора пересмотреть дело моего мужа, профессора Г. Г. Шпета, для отмены вынесенного ему приговора и для его реабилитации.
Муж мой Густав Густавович Шпет (род. в г. Киеве в 1879 г.) был арестован в Москве в 1935г. и выслан в административном порядке в г. Енисейск на вольное поселение. В декабре того же года он получил разрешение переехать в г. Томск, где в октябре 1937 г. местными органами НКВД был арестован вновь. Как мне сообщили, 9 ноября 1937 г. он был осужден на 10 лет без права переписки.
С тех пор никаких сведений о нем у меня нет. В 1947 г., т. е. по истечении срока, на который он был осужден, я запрашивала о месте его пребывания и о том, жив ли он, но мне ответили, что сведений о его дальнейшей судьбе нет. Аналогичный ответ был получен и на вторичный запрос в июле текущего года. Прошу Вас дать соответствующее указание о пересмотре дела моего мужа и одновременно выяснить, где он находится и жив ли он.
Если его нет в живых, я прошу реабилитировать его посмертно, т. к. я твердо уверена в его абсолютной невиновности.
Подпись

Архив УФСБ Томской области. Д. П-1899. Л. 66-67. Подлинник. Рукопись.

Приложение № 11
ЗАЯВЛЕНИЕ В. Г. Зуккау в Главную военную прокуратуру СССР о реабилитации Г. А. Зуккау
24 февраля i 955 г.
г. Рига Заявление В Главную военную прокуратуру СССР от гражданина Зуккау Владимира Гербертовича, проживающего в г. Рига, ул. Смилшу, №2, кв.4 "а".
Мой отец Зуккау Герберт Августович,21 рождения 1883 г., член Союза советских писателей, известный переводчик книги Я. Гашека "Похождения бравого солдата Швейка". Был арестован 20 апреля 1935 г. в г. Ленинграде, где он проживал. По делу сотрудников выходившей тогда в Ленинграде газеты на немецком языке "Роте цейтунг" и получил три года высылки в Томск.
Проживая в городе Томске, он был снова арестован и 15 ноября 1937 года осужден спецколлегией Новосибирского областного суда к 10 годам лишения свободы. Больше семья не получала никаких известий о нем. Очевидно, он давно умер - он был уже больным и старым, хромым человеком, а ведь с тех пор прошло еще 17 лет.
Сопоставление приведенных фактов, с учетом того обстоятельства, что отец мой, сколько я его знал, был всю жизнь лояльным и честным советским человеком, честным советским писателем - мастером художественного перевода - все это заставляет предполагать, что его дело могло бы быть пересмотрено и он мог бы быть посмертно реабилитирован.
Поэтому я прошу пересмотреть дела Зуккау Г. А., по которым он арестовывался и осуждался в Ленинграде в 1935 г. и в Томске — Новосибирске в 1937 г., и, если возможно, установить его невиновность, реабилитировать его.
Подпись.
1 Расстрелян в Томске 2 ноября 1937 г. по постановлению тройки УНКВД по Западно-Сибирскому краю от 25 октября 1937 г.
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-4206. Л.27. Подлинник. Рукопись.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ начальника рудника Б. Северный Иркутской области К. А. Жога, опрошенного в качестве свидетеля по делу профессора Томского университета В. П. Чехова
6 апреля 1955 г. Рудник Б. Северный, Иркутская область Жог Кирилл Акимович, 1915 г. рождения, белорус [...] чл. КПСС с 1945 г., образование н/высшее [...] нач. рудника Б. Северный.
[...] В г. Томск прибыл в 1935 г. на учебу. Учился с 1935 по 1937 г. в рабфаке Томского мукомольно-элеваторного института [...] Материально в то время жил очень плохо, мать и себя прокормить не мог. Очень было большое тяготение учиться и хотя бы одному из всей семьи бедняка получить высшее образование. Вот зачем я и выехал в г. Томск.
В 1937 г. по прибытии с I съезда рабочих мучной промышленности, который проходил в г. Новосибирске и в котором я принимал участие в качестве делегата от профорганизации рабочих, от начальника спецчасти института я узнал, что меня вызывают в городской отдел НКВД. Когда я явился в горотдел НКВД, меня арестовали без предъявления обвинения.
Просидел больше месяца. На допросе мне предъявили обвинение в антисоветской, террористической пропаганде, связи с эсерами и т. д. Показаний я никаких не давал. Следователь просто зачитал вслух протокол, где уже было записано, в чем я обвинялся, а потом предложил мне написать протокол. Воспитываясь в духе преданности своей советской Родине, коммунистической партии, которые из батрака-пастуха делали человека - участника строительства социалистического общества, я не мог быть тем врагом, каким меня хотели искусственно сделать [...] Мне предъявили обвинение в связи с некими Андрейченко, Кебадзе, которых я никогда в глаза не видел и нигде с ними не встречался. Только при отправке нас в Томскую тюрьму я узнал, когда вызывали по спискам, что Андрейченко сидел в одной камере со мной, в одной же камере со мной сидел Чехов,22 остальных я не помню [...] Я ехал в Томск получить высшее образование, а попал в камеру заключения. Взглядами сидящих со мной в камере я не интересовался, ничего не знал о существовании антикоммунистических организаций в Томске, не знал их участников, в частности, Чехова, Малого, Рыбченко, в связях с которыми меня обвиняли. Под страхом
оружия следователь заставил меня подписать то, что он написал своей рукой. Я поставил роспись не своей фамилии. Просил принять от меня жалобу на имя министра внутренних дел, или хотя бы на имя начальника горотдела НКВД. Но мои заявления не принимались во внимание, и только попав из тюрьмы в лагеря, я смог написать жалобу о пересмотре моего дела [...]
Перенес убийственную мораль, потерял высшее образование, в 27 лет стал инвалидом 2 группы - сахарный диабет. Сейчас я уже 15 лет тружусь честно и добросовестно. Где бы я ни работал, отдаю свои последние силы, чтобы делом облагородить свою Социалистическую Родину, коммунистическую партию, которые вырвали меня пастуха-батрака из лап врагов народа и поставили директором нашего советского предприятия. До тех пор, пока у меня будет биться сердце, до тех пор, пока я буду жив, я буду благодарить свою Советскую Родину, коммунистическую партию, что мне, пастуху дала жизнь и если я нарушу законы, то готов стать перед судом Родины. 6.IV.55 г.
Подпись
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-765. Т.2. Л.176-177. Подлинник. Машинопись.

Приложение № 13

ИЗ ПРОТОКОЛА допроса бывшего сотрудника НКВД И. П. Деева
6 декабря 1955 г. г. Новосибирск
Помощник военного прокурора Западно-Сибирского военного округа подполковник юстиции Чурляев допросил нижепоименованного в качестве свидетеля с соблюдением ст. ст. 162-168 УПК
Деева Ивана Петровича, 1905 г. рождения [...] с января 1932 по июль 1953 г. проходил службу в органах государственной безопасности, русского, образование 2 класса начальной школы, из крестьян-бедняков [...]
Вопрос: Вам для ознакомления представлено архивно-следственное дело № 818115 по обвинению бывшего директора завода № 153 Данишевского Ивана Михайловича и других по ст. 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР.
Расскажите при каких обстоятельствах Вами были получены от Данишевского и других лиц признательные показания о их принадлежности к контрреволюционной организации и практической антисоветской деятельности?
Ответ: В период моей работы в УНКВД по Новосибирской области по долгу своей службы мне приходилось заниматься предприятиями оборонной промышленности, поэтому хорошо помню, что задолго до ареста Данишевского Ивана Михайловича, Длугач Б. Л., Индисо-ва Ф. И. и Пружанского И. Л. у меня была оперативная разработка о их преступной деятельности и на основании этой разработки они были арестованы. Помню, что в начале следствия Данишевский и другие лица, арестованные вместе с ним, никаких признательных показаний о своей принадлежности к контрреволюционной право-троцкистской, террористической организации и практической антисоветской деятельности не давали, в связи с чем к ним, как и другим арестованным, были применены меры физического воздействия. Лично мной к Да-нишевскому был применен конвейерный дорос, т. е. на протяжении нескольких суток он беспрекословно, без сна и отдыха подвергался допросу, в результате чего он был вынужден дать признательные показания о своей принадлежности к контрреволюционной организации и своей антисоветской деятельности. Других каких-либо мер воздействия я к Данишевскому не применял, причем когда Данишевский давал признательные показания, то в его допросе вместе со мной участвовал бывший начальник 7 отдела УНКВД области Великанов,23 имя и отчество не помню, но в 1953 г. он работал в должности начальника УМГБ по Томской области [...]
Вопрос: В своих жалобах и показаниях Данишевский заявляет, что кроме мер физического воздействия, которые применялись к нему на допросе, он был обманут либо начальником отдела, либо заместителем начальника управления в том, что его признательные показания, якобы, нужны в интересах советской власти, т. е. для посылки Данишевского на особо секретную работу [...]
Ответ: С моей стороны Данишевскому таких заявлений я не делал. Кто такие провокационные заявления делал ему, я сейчас не помню [...]
Вопрос: В своих жалобах и показаниях Данишевский указывает, что Вы лично держали его на конвейерном допросе на протяжении 14 суток, причем в положении сидя на краю табуретки. Вы это подтверждаете?
Ответ: Я подтверждаю, что к Данишевскому мной применялся конвейерный допрос, однако сколько дней он был на конвейере, за давностью времени я сейчас не помню [...]

Архив УФСБ по Томской области. Д. П-2980. Л.213-215. Заверенная копия. Машинопись.

СПРАВКА
Управления КГБ Томской области о бывших сотрудниках НКВД, участвовавших в следствии по делу Г. Г. Шпета
19 декабря 1955 г.
На наш запрос о бывших сотрудниках органов НКВД, принимавших участие в следствии и составлении процессуальных документов по архивно-следственному делу № 336592 на Шпета Г. Г., Управление КГБ при Совете Министров СССР по Новосибирской области своим № 13/5-2717 от 22 июля 1955 года сообщило следующие данные:
1. Овчинников Иван Васильевич, 1898 года рождения, уроженец
быв. Нижегородской губернии, с 16 октября 1936 года по август 1938
года работал начальником быв. Томского горотдела НКВД. 2 декабря
1940 года осужден военным трибуналом войск НКВД Западно-
Сибирского округа по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ. 19-24 марта
1941 года осужден тем же трибуналом по ст. 193-17 п. "б" УК РСФСР
к ВМН. Приговор приведен в исполнение.
Архивно-следственное дело №28255-1941 года хранится в учетно-архивном отделе УКГБ при СМ СССР по Новосибирской области.
2. Казанцев Кузьма Георгиевич, 1906 года рождения, уроженец гор. Барнаула, с 1936 по 1939 год работал оперуполномоченным 3 отдела УНКВД Запсибкрая, 7 февраля 1939 года из органов НКВД уволен по ст. 38 п. "в", приказ НКВД СССР № 228. Место нахождения его в настоящее время неизвестно.
3. Путимцев Александр Прокопьевич, 1900 года рождения, уроженец д. Якушево, быв. Красноярского уезда, Енисейской губернии, с 1935 по 1937 год работал помощником начальника Новосибирской межкраевой школы НКВД СССР, затем до 1944 года работал в УИТЛ и К УМВД по Новосибирской области, в 1952 году умер в гор. Новосибирске.
Отношение № 13/5-2717 от 22 июля 1955 года хранится в деле № 17 следственного отдела УКГБ при СМ СССР по Томской области за 1955 год.

Следователь следотдела
по Т. о. капитан Подпись (Елуферьев)

ОБЗОРНАЯ СПРАВКА Управления КГБ Томской области по архивно-следственному делу И. В. Овчинникова
6 января 1956 г.
Обзорная справка по архивно-следственному делу № 282255
4 июня 1939 г. бывшим НКВД СССР был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. 58-10 ч. I и 193-17 б УК РСФСР Овчинников Иван Васильевич, 1898 г. рождения, уроженец дер. Леонтье-во Варнавинского района Горьковской области, русский, из крестьян, с 1921 г. член ВКП(б), с н/средним образованием, до ареста работал начальником Управления дорожного строительства Дальстроя ГУСДС НКВД СССР, проживал в пос. Ягодном Магаданской области.
На следствии Овчинникову предъявлено обвинение в том, что он в 1933-1936 гг., работая начальником Прокопьевского горотдела НКВД, имел приятельские отношения и был связан в быту с разоблаченными в 1936-1937 гг. активными участниками террористической троцкистской банды Шестовым, Овсянниковым, Арнольди и др., запрещал оперативному составу их разрабатывать, не очищал секретный аппарат от двурушников и предателей, оказавшихся впоследствии врагами народа. В сентябре 1934 г. доверил Арнольди управление автомашиной, в которой ехал тов. Молотов, и Арнольди пытался совершить теракт, перевернув машину.
Работая в 1937 г. и первой половине 1938 г. начальником Томского горотдела НКВД, Овчинников грубо нарушал революционную законность, проводил массовые необоснованные и незаконные аресты, извращал методы ведения оперативно-следственной работы, практиковал незаконные методы допросов, допускал фальсификацию следственных дел, установил стандартные справки на арест. В результате впоследствии при проверке большое количество следственных дел было прекращено, а арестованные по ним лица реабилитированы.
Овчинников практиковал обработку арестованных в камерах через привлеченного для этой цели участника контрреволюционной повстанческой организации Пушнина,1 осужденного на 10 лет ИТЛ; требовал от работников горотдела, чтобы каждый из них заканчивал в день по 5-7 следственных дел, ориентировал их на получение от арестованных признательных показаний без их проверки и документации; сам лично брал вымышленные показания от ряда арестованных; забросил агентурную работу.
Находясь под стражей в Новосибирской тюрьме, Овчинников в январе - марте 1940 г. среди заключенных вел антисоветскую агитацию.
Как на предварительном, так и на судебном следствии Овчинников в предъявленном обвинении виновным себя признал частично, но достаточно полно изобличался показаниями свидетелей и приобщенными к делу документами.
Военным трибуналом войск НКВД Западно-Сибирского Военного округа 19-24 марта 1941 г. Овчинников осужден по ст. 58-10 ч. I и 193-17 б УК РСФСР к высшей мере наказания - расстрелу. 19 мая 1941 г. приговор приведен в исполнение.
Капитан Елуферьев
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-765. Т.2. Л.238-239.Подлинник. Машинопись.


Приложение № 16

ПРОТЕСТ
прокурора Сибирского военного округа в военный трибунал Сибирского военного округа по делу Р. С. Ильина
27 апреля 1956 г. г. Новосибирск Секретно.
ПРОТЕСТ (в порядке надзора) По делу Ильина Ростислава Сергеевича
25 августа 1937 г. тройкой управления НКВД Запсибкрая за контрреволюционную деятельность осужден к ВМН - расстрелу, с конфискацией имущества.
Ильин Ростислав Сергеевич, 1891 г. рождения, уроженец г. Москвы, русский, гр-н СССР, из служащих, с высшим образованием, беспартийный, в прошлом эсер, судим по ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР, до ареста работал ст. геологом в Западно-Сибирском геологоразведочном тресте.
По выводам обвинительного заключения Ильин признан виновным в том, что являлся участником эсеровской шпионско-диверсионной террористической организации, действовавшей в Запсибкрае, в которую он был вовлечен арестованным по другому делу Кацене-ленбогеном и по заданию последнего занимался антисоветской деятельностью (л. д. 151-153).
На предварительном следствии свою вину в совершении указанных выше преступлений Ильин не признал, но был осужден на основании показаний арестованных по другим делам Новака, Троицкого, Скобелева, Чипигина и Южакова, протоколы допросов которых в копиях приобщены к делу Ильина (л. д. 57-147).
Как видно из материалов дела, Ильин был арестован по справке УНКВД Запсибкрая от 10 июня 1937 г., в которой указано, что он являлся участником антисоветской эсеровской организации и по заданию эсера Петлина вел работу по созданию эсеровского подполья в г. Томске (л. д. 1).
Однако дополнительной следственной проверкой, произведенной по делу в 1955-1956 гг., установлено, что данных о связи Ильина с эсером Петлиным к моменту ареста в распоряжении органов следствия не имелось.
К моменту ареста Ильина имелись только показания арестованных по другим делам Новака и Троицкого (л. д.57-84).
Из показаний Новака усматривается, что он установил связь с Ильиным и через него передавал информацию о деятельности эсеров в Нарыме Каценеленбогену, от которого получал указания о проведении антисоветской деятельности.
Аналогичного содержания показания Новаком были даны и на очной ставке с Ильиным.
Однако Ильин показания Новака не подтвердил и заявил, что они являются ложными (л. д. 68-69, 149).
Изучение архивно-следственного дела по обвинению Каценелен-богена показало, что во время следствия он виновным себя не признал и в отношении ИЛЬИНА никаких показаний не дал (л. д. 195-198).
Троицкий же только косвенно изобличил Ильина в принадлежности к эсеровской организации, заявив, что об этом ему стало известно от Каценеленбогена, о чем он показал и на очной ставке с Ильиным (л. д. 79-148).
К тому же архивно-следственное дело по обвинению Троицкого в 1956 г. было пересмотрено и установлено, что в 1937 г. за антисоветскую деятельность он был осужден неосновательно (л. д.257-263).
Из показаний Скобелева, Чипигина и Южакова видно, что о принадлежности Ильина к антисоветской организации им стало косвенно известно, а именно:
Скобелеву от Троицкого, Чипигину - от Радько, а Южакову от того же Скобелева (л. д. 111, 12?, 146).
К делу Ильина приобщена копия постановления о продлении срока следствия от 27 июля 1937 г., из которого видно, что по данному делу, кроме Ильина, были арестованы и привлечены к уголовной ответственности Николаевский, Курдюмова, Гедройц,' Пастухов, Никольский, Максимов, Игнатенко, Сурин, Моравец, Зарудный, Шульгин

' К. А. Гедройц, заведующий электростанцией ТГУ. Арестован в 1937 г. Расстрелян.

и Ковский, которые были в последующем осуждены по другим делам (л. д. 608).
Изучение архивно-следственных дел на указанную группу лиц показало, что никто из них показаний о принадлежности Ильина к антисоветской организации не дал (л. д. 190-214, 219-221, 225-237).
Проверкой установлено, что дело в отношении участника этой группы Сурина в 1937 г. за недоказанностью состава преступления было прекращено, а сам Сурин из-под стражи освобожден (л. д. 174-175,256).
На допросе 6 августа 1955 г. Сурин показал, что о существовании в г. Томске антисоветской эсеровской организации он ничего не знал, о своей принадлежности к ней показаний не давал, но вынужден был подписать заранее составленный следователем протокол допроса, в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия (л. д. 174-178).
Допрошенные при проверке свидетели Телягова, Кузнецов, Сивов, Аксарин и Мягков, ранее знавшие Ильина, показаний о его контрреволюционной деятельности, в том числе о проведении им антисоветской агитации, не дали (л. д. 172-189).
Положительный отзыв о работе Ильина дал профессор Полынов (л. д. 161-163).
В ходе дополнительной проверки также установлено, что бывшие сотрудники органов НКВД Овчинников и Лихачевский, имевшие отношение к оформлению материалов дела Ильина, были осуждены в ВМН за нарушение социалистической законности при расследовании дел о контрреволюционных преступлениях периода 1937-1938 гг. (л. д. 249-255).
Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства и находя, что материалы дела и дополнительной проверки дают основания ставить вопрос о прекращении дела за отсутствием в действиях Ильина состава преступления, руководствуясь Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 августа 1954 г. "О расширении прав военных трибуналов военных округов и флотов",
ПРОШУ:
Постановление тройки Управления НКВД Запсибкрая от 25 августа 1937 года в отношении Ильина Ростислава Сергеевича отменить и дело на него производством в уголовном порядке прекратить на основании ст. 4 п. 5 УПК РСФСР, т. е. за отсутствием состава преступления.

Bp. и. д. Военного прокурора Сибирского военного округа
полковник юстиции Подпись (П. Орлов)

ИЗ ПРОТОКОЛА допроса бывшего сотрудника Нарымского окротдела НКВД С. П. Карпова
28 апреля 1956 г.
Карпов Сафрон Петрович, 1912 г. рождения [...] русский, чл. КПСС с 1939 г., образование высшее [...]
[...] В Нарымском окротделе НКВД работал с мая 1937 по октябрь 1940 г. С мая по ноябрь 1937 г. - курсант-практикант, с ноября - оперуполномоченный СПО Нарымского окротдела НКВД. [...]
Допросы арестованных рядовыми следователями производились в соответствии с имевшейся схемой у представителя УНКВД по Новосибирской области Волкова Андрея Матвеевича, возглавлявшего тогда следственную работу по этой линии в Нарымском окротделе и начальника отделения Калинина Николая Петровича. Последние давали следователям группы арестованных и схему, из которой усматривалось, кто из арестованных кого завербовал. Нередко давались протоколы вербовщиков, если таковые были, для использования при допросах. Допрос производился после вызова арестованного в служебный кабинет, где каждый арестованный давал показания. Получение признательных показаний о причастности арестованных к к[онтр]р[еволюционным] организациям не составляло никаких трудностей, т. к. последние были обеспечены активной внутрикамерной разработкой. Агентами являлись основные вербовщики. Допрос арестованных в пределах 7-8 человек в течение суток считался нормальным явлением. [...]
Обвиняемые в причастности к контрреволюционной организации допрашивались в соответствии с имевшимися на них показаниями других обвиняемых, которые изобличали допрашиваемого в причастности к контрреволюционной] организации. На их основании арестованные давали принудительные показания. В отношении практической деятельности было прямое указание руководства, чтобы иметь показания обвиняемых в этой части. В этой связи практическая деятельность арестованных иногда измышлялась следователем.

Архив УФСБ по Томской области. Д. П-1239. Т.З. Л.456-460. Заверенная копия. Машинопись.

ОБЗОРНАЯ СПРАВКА Управления КГБ Томской области по архивно-следственному делу Р. Я. Спрингис, репрессированного в июле-октябре 1937 г.
3 августа 1956 г.
Обзорная справка
по архивно-следственному делу № П-414808, хранящемуся в УАО при СМ СССР
Составлена в связи с пересмотром архивно-следственных дел на Куравского Саула Зиновьевича, Янценецкого Александра Иосифовича и Зельцера Ефима Марковича.
Просмотром материалов настоящего дела установлено, что 3 1 июля 1937 года бывшим Томским горотделом НКВД был арестован и привлечен к уголовной ответственности по ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР -
Спрингис Роберт Яковлевич, 1904 года рождения, уроженец села Нощи-П, Новгородского р-на, Ленинградской области, латыш, гр-н СССР, бывший член ВКП(б), исключен в связи с арестом, в 1932 году закончил комвуз нацменьшинств в Москве, до ареста проживал в г. Томске, работал секретарем горкома ВЛКСМ.
Спрингис обвинялся как активный участник контрреволюционной правотроцкистской организации, в составе которой вел антисоветскую деятельность, направленную на развал работы комсомольской организации города Томска и Томского района, принимал активное участие в создании террористических групп из среды студенческой молодежи, занимался вербовкой новых членов в антисоветскую организацию.
31 августа 1937 года на имя начальника Томского ГО НКВД Спрингис подал собственноручно исполненное заявление, в котором указывал, что запирательства его бесполезны и просил вызвать на допрос для дачи признательных показаний.
В тот же день он был допрошен по существу предъявленного ему обвинения. Признав себя виновным, Спрингис показал, что в право-троцкистскую организацию он был вовлечен в 1935 году руководителем этой организации в г. Томске, бывшим секретарем горкома ВКП(б) Никульковым В. И.
По заданию бывшего секретаря Запсибкрайрайкома ВЛКСМ Пан-тюхова и бывшего секретаря Томского горкома ВЛКСМ Машкина, как показал Спрингис, в учебных заведениях города, он создал несколько террористических групп.
Сам в правотроцкистскую организацию завербовал бывших комсомольских работников: Торгашева, Егошина, Голюдова, Радыгина и Музыкантова.
В числе известных Спрингис участников контрреволюционной организации последний назвал Зельцера Е. М., Куравского С. 3., который давал ему установки по антисоветской деятельности, аналогичные установкам Пантюхова и Янценецкого, который якобы был тесно связан с Радько и помогал Спрингису разваливать комсомольскую работу.
О практической антисоветской деятельности Куравского и Янценецкого Спрингис показаний не дал. О Зельцере Спрингису было известно со слов Никулькова то, что он разваливал работу горсовета, а затем стройтреста, занимался вербовочной работой, создавал троцкистские группы в городе и районе. К делу по обвинению Спрингиса приобщены копии протоколов допроса арестованных по аналогичным делам Никулькова В. И. от 25 июля и 27 августа 1937 года и Пантюхова Н. Г. от 26 августа 1937 года. 28 октября 1937 года Спрингис Р. Я. Выездной сессией Военной Коллегии Верховного суда СССР был осужден к ВМН и в тот же день расстрелян. В судебном заседании, которое продолжалось 15 минут, Спрингис виновным себя признал. В настоящее время дело по обвинению Спрингиса находится на пересмотре в УКГБ по Томской области.
Следователь следотдела УКГБ
по Томской области мл. л-нт Подпись (Гузняев)
Архив УФСБ Томской области Д. П-2103. Л. 43-44. Подлинник. Машинопись.

Приложение № 19
ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ М. С. Лампе Генеральному прокурору СССР о реабилитации Г. В. Лампе
21 августа 1956 г.
Генеральному прокурору СССР от Лампе Марии Сергеевны
Заявление
Убедительно прошу разобрать мое заявление и выяснить те обстоятельства, в силу которых была разбита и поставлена в самые тяжелые условия моя семья с двумя малолетними детьми.
С 1921 г. я, Лампе Мария Сергеевна 1888 г. рождения, урожденная Зыбина, образование высшее, преподаватель средней школы, мой муж, Лампе Георгий Викторович,1 1886 г. рождения, образование высшее
' Г. В. Лампе расстрелян 20 августа 1937 г. по приговору тройки УНКВД по Западно-Сибирского края от 7 августа 1937 г.

(СПб университет, физический факультет) и сын Петр (1917 г. рождения) жили в Москве на 1 Мещанской д. 47, кв. 4. Я работала в 1921-1923 гг. преподавателем в химическом техникуме им. Карпова. Муж работал в том же техникуме, впоследствии в Резин тресте. В 1925 г. родилась дочь Татьяна.
В 1929 г., приблизительно в августе, меня с мужем арестовали и, после целого ряда самых невероятных обвинений: связь с заграницей, участие в контрреволюционной партии, дали мне и мужу по три года административной высылки.
Мужа направили в Омскую область, а меня, с четырехлетней дочерью и двенадцатилетним сыном, - в Колпашево Томской области. Мужа отправили этапом. Мне же с детьми предоставили свободный проезд.
Из-за болезни сына (воспаление легких) мне пришлось задержаться в Москве у себя на квартире. Мне невозможно забыть тот момент, когда сотрудник ОГПУ, получивший ордер на мою площадь (2 комнаты), немедленно привел маляров и штукатуров и велел им тот час же начинать ремонт помещения. Самым грубым, циничным образом отвечал на мой отказ разрешить работу до моего отъезда.
В Колпашево я прожила год с детьми, после чего нам разрешили жить вместе и перевели в Томск. В Томске мы оба работали: я счетоводом, муж преподавал языки в университете. В 1933 г. срок моей ссылки закончился с восстановлением в правах. Я уехала в район преподавать в школе. Мужу срок продлили еще на 3 года с прикреплением к г. Томску. Причину не объяснили.
В 1935 г., отбыв срок ссылки, муж работал в школах Томской области, с 1936 г. переехал на Саралинские рудники в Хакасии. Работал на Андреевском руднике преподавателем языков на курсах для инженеров.
В 1937 г. его арестовали и направили в г. Томск. Об аресте мужа я узнала в школе с. Поперечки Юргинского района Томской области, где я работала в 1937 г. преподавателем и откуда меня тотчас же уволили за непригодностью.
1937 г. и 1938 г. я пробивалась различной работой, вплоть до чернорабочей, и только с октября 1938 г. мне разрешили работать в школе, а в 1939 г. я получила уже звание учителя средней школы и работала в них до 1950 г. Работу оставила по инвалидности.
На запрос в 1956 г. об отце сын Петр получил сообщение, что Лампе был приговорен к 10 годам лагеря и в 1942 году умер от воспаления легких. [...]
Я - пенсионерка. За учебную и воспитательную работу по школам я получила звание ударника и благодарности с занесением в личное дело. Сын - инженер транспорта, работает в Новосибирске.
Несмотря на то, что сын и дочь являются передовиками в работе, им не раз приходилось испытывать чувство унижения в связи с анкетными данными. И ряд различных ограничений. Я надеюсь, что вина, незаслуженно мне приписанная, будет снята с меня. Я надеюсь также, что мой муж не виноват перед своей Родиной.
Я буду счастлива прожить последние годы своей жизни, сознавая, что для детей и для всех окружающих мое доброе имя и память о муже будут реабилитированы.
Подпись.

Архив УФСБ по Томской области. Д.П-3188. Л.4. Подлинник. Рукопись.

Приложение № 20

ИЗ ПРОТОКОЛА допроса бывшего работника НКВД Н. С. Котрягина
2 августа 1957 г. г. Новосибирск
Ст. следователь СО УКГБ при СМ СССР по Новосибирской области к-н Никульков допросил в качестве свидетеля
Котрягина Николая Степановича, 1901 г. р., русского, образование среднее, чл. КПСС, пенсионер [а].
[...] Веледерского до его ареста не знал. На основании каких материалов был арестован Веледерский мне неизвестно. Были ли какие материалы в отношении Веледерского, кроме отношения отдела кадров, которое имеется в деле, я не помню. Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения Веледерскому, справка на его арест были составлены нач. отделения Печенкиным, а я подписал его по его указанию. Он мне сказал, что все материалы находятся у него и что он их мне передаст. Через некоторое время он мне передал заключение отдела кадров от 11 июля 1937 г. и ознакомил с оперативными материалами на Веледерского. Что было в тех материалах я не помню.
На первом допросе Веледерский мне сказал, что руководство НКВД сводит с ним личные счеты. Причину личных счетов он мне не объяснил. После такого заявления Веледерского я ходил к секретарю парткома УНКВД и информировал его о заявлении Веледерского. Фамилию секретаря я не помню. Он мне сказал, что если я не хочу сесть на место Веледерского, то должен идти и заниматься своей работой. Веледерский "им" якобы известен.
Затем дело Веледерского было передано Дееву, который работал заместителем нач. отделения и которому я подчинялся по службе [...]
Примерно в 2.30 ночи Деев вызвал меня к себе в кабинет [...] Веледерский стоял в углу. В кабинете Деева находился часовой (фамилию его я не помню). С нашим приходом часовой ушел. Деев задавал Веледерскому вопросы, формулировал его ответы (со слов Веледерского). В моем присутствии Веледерский простоял часа два. С какого
времени Деев его допрашивал, я не знаю. Веледерского допрашивали тогда до утра, часов до восьми. По моему предложению Деев разрешил ему сесть. Когда Веледерский сел, то он заплакал.
Насколько я помню, Веледерского Деев в моем присутствии допрашивал два раза. Один раз ночью и один раз днем. Оба допроса оформлены протоколом. Почему в предъявленном мне деле имеется лишь один протокол, который я писал по указанию Деева, я не знаю. Кто заканчивал дело по обвинению Веледерского, я сказать не могу.
Не помню от кого из сотрудников я слышал, что Веледерского допрашивал кто-то из руководящих работников в Управлении НКВД и что Веледерского на том допросе сильно избили. Насколько это соответствует действительности я сказать не могу [...]
Архив УФСБ по Томской области. Д.П-2980. Л.200-203. Подлинник. Машинопись.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.